Чего хочет Франция от Ливана и “Хезболлы” и удастся ли ей достичь своих целей? (3/3)

Элайджа ДжМанье@ejmalrai

Перевод: Ollie Richardson и Angelina Siard


Из Ливана президент Франции Эммануэль Макрон передал послания в нескольких направлениях. Ясно, что Америка не возражала против его попытки вмешаться напрямую. Ливан – очень сложная страна, и у Франции нет необходимой базы для осуществления желаемых перемен. Но Франция хочет восстановить для себя прочные позиции в стране Кедров, начиная от порта и заканчивая соглашениями о нефти, газе, электричестве и инфраструктуре, чтобы построить прочную популярную базу, если она преуспеет в своих усилиях.

Однако есть и другая причина присутствия Франции на Ближнем Востоке, где она долгое время отсутствовала, а именно – присутствие Турции, которая выстраивает для себя постоянные позиции в Ливии, Ираке, Сирии, Ливане и Палестине. После взрыва порта 4 августа вице-президент Турции Фуат Октай прибыл в Ливан во главе делегации, в которую также входил министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу, выразив президенту Мишелю Ауну “готовность Турции построить порт и прилегающие к нему здания”.

Турция на этом не остановилась, но объявила о своей готовности предоставить “турецкое гражданство любому, кто заявляет, что он турок или туркмен и кто желает стать её гражданином”. Это имеет огромные последствия, потому что присутствие турецких граждан в соседней ближневосточной стране дает руководству Анкары повод вмешаться напрямую, чтобы “защитить своих граждан”, когда оно сочтет нужным. Турецкая экспансия в Ливии, Ираке, на Кипре и в Сирии явно не мешает президенту Реджепу Тайипу Эрдогану, посетившему в 2020 году туркмено – ливанскую общину в Северном ливанском городе Каваша, Аккар, продолжать протягивать свои руки в сторону Ливана.

Subscribe to get access

Read more of this content when you subscribe today.

Однако внутриполитический раскол по поводу легитимности “Хезболлы” в Ливане не считается негативным аспектом для “Оси Сопротивления”. Действительно, он позволяет Ливану не быть уничтоженным в случае открытой войны с Израилем и обеспечивает безопасность нескольким регионам, которые считаются прозападными союзниками. Поэтому Европа и США хотят защитить этих людей, своих ливанских союзников, что даёт возможность всем жителям найти безопасное укрытие в тех защищенных городах, к которым могли бы прибегнуть мирные жители.

Вес французского вмешательства в Ливане не достиг такого уровня, чтобы Париж мог навязывать свои решения, потому что эта арена не является исключительным резервом Макрона. Президент Франции вернется через 3 месяца в Ливан, чтобы посмотреть, чего достигли политические реформы. Однако он вернется и обнаружит, что Ливан не слишком продвинулся вперед, поскольку ливанцы не привыкли решать свои разногласия самостоятельно и без внешнего вмешательства. Более того, ливанские политики разделены и, как мы видели, имеют лояльность к различным странам, цели которых не обязательно совпадают.

Визит французского президента вызвал бурю в стакане. Ливанский политический класс по-прежнему силен, несмотря на печальную неудачу в восстановлении страны в течение многих десятилетий, и, когда его обвиняют в коррупции, он ищет убежища за своими сектами. Однако между этими политиками и народом, который начал понемногу просыпаться, образовался вакуум. То, что предлагает сделать президент Макрон, представляет собой лишь временные шаги, компенсирующие нынешний вакуум, оставленный США. Но Франция далека от того, чтобы покрыть хотя бы малую часть дефицита в 81 миллиард долларов. Все, что удалось собрать президенту Макрону, – это сумма менее 300 миллионов долларов, недостаточная для восстановления даже части того, что было разрушено взрывом в порту Бейрута. Следовательно, если мы возьмём во внимание этот финансовый дефицит и роль США после выборов 3 ноября, то очень маловероятно, что Париж достигнет своих желаемых целей в Ливане.

Advertisements
Advertisements
Advertisements

Leave a Reply

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.